Руководитель российской Госавтоинспекции дал интервью главному редактору «STOP-газеты» : Новости от ГИБДД


Добросовестность и профессионализм

О работе службы за последние пять лет, проблемах и задачах в деле сохранения человеческих жизней на дорогах нашей страны в беседе с главным редактором «STOP-газеты» Татьяне Алексеевой рассказал начальник Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-лейтенант полиции Виктор Нилов.

— Виктор Иванович, Вы стали начальником Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России в юбилейный год, когда Госавтоинспекция отмечала свое 75-летие. Сейчас мы готовимся отметить 80 лет со дня ее образования. Какие события за прошедшие 5 лет для Вас заслуживают особого внимания?

— Первое и, наверное, основное — все эти пять лет учился быть руководителем Госавтоинспекции. И это действительно не шутка, это серьезно. В конце каждого дня мне приходилось возвращаться к тому, что не удается, не получается. Поэтому желание попробовать решить даже нерешаемые задачи, это, может быть, и есть основное достижение. И второе, что для меня очень важно, за этот период времени мы вместе создали достаточно работоспособный коллектив, который сегодня профессионально решает все вопросы. И какие бы сложные задачи нам руководство страны ни ставило, мы всегда стараемся найти пути их решения. Вот два основных момента.

— А в качестве вех в развитии Госавтоинспекции в целом, что можно отметить за эти годы?

— Период был достаточно тяжелый. В этом пятилетии перешли из милиции в полицию. Соответственно, была подвергнута оптимизации численность личного состава, поменялось и многое другое. Сохранить общую направленность работы, сохранить главную, стоящую перед нами задачу – защиту интересов граждан, было самое сложное. Много различных мероприятий прошло, но все они в какой-то степени укладывались в эту ранее разработанную стратегию, от которой мы постарались не отступать. Как почувствовали это регионы? Наверное, сложно. Достаточно серьезно поменялся руководящий состав большинства регионов. По разным причинам, по сокращению, по возрастным критериям. И поэтому преемственность передачи, в хорошем понимании, эстафетной палочки от одного руководителя к другому – было тоже одной из сложных задач. Процесс этот невозможно закончить. Потому что ротация была, есть и будет, никуда мы от этого не уйдем. Кроме того, люди растут с точки зрения занимаемых должностей, переходят в другие службы, начинают работать по другим направлениям. Но вот умение руководящего звена, несмотря на смену руководителя, сохранить направленность, набранный темп, который сегодня есть, безусловно, тоже очень важно.

— Закончился первый этап Федеральной целевой программы повышения безопасности дорожного движения на 2013-2020 гг. Удалось ли достичь определенных результатов? И каких?

— Главным результатом является снижение смертности на дорогах. Второй год нам всем вместе удается этот показатель достаточно серьезно удерживать. Но я бы достижения первого этапа обозначил не только цифровыми показателями. Как и прошлый достаточно сложный период, связанный с экономической ситуацией, нам удается в регионах, на уровне муниципальных властей сохранить основную направленность в работе. И хотя финансовые ресурсы, которые ранее вкладывались и в дорожное хозяйство, и в инфраструктуру, и в применение средств контроля, сегодня в таком объеме не вкладываются, но в любом случае тот задел, который был, с точки зрения понимания проблем, сегодня нам очень помогает.

Второй момент, который наиболее выражен за последние несколько лет, это наше постепенное осознание, что не пресечение нарушений, а профилактика играет важнейшую роль. На протяжении нескольких последних лет вопрос подключения к профилактике, к вопросам воспитания большого количества гражданских организаций, общественности, руководителей различного уровня — еще одно из главных достижений. О проблеме говорят уже практически все, на любом уровне.

При этом надо четко понимать, что ФЦП никогда на все регионы работать не может. Принцип федеральной программы, по сути, показать, как надо делать. То есть как грамотно, целенаправленно, эффективно потратить средства. Программа дает возможность помочь тем, кто сегодня находится в наиболее сложной финансовой ситуации и увлечь их этой работой. То есть создать некое заинтересованное звено.

Что касается региональных программ, то они фактически как были, так во всех регионах и остались. Конечно, они подвергнуты достаточно серьезным изменениям с точки зрения финансирования. Мы даже встречаем ситуации, где финансирование просто приостановлено. Но я подчеркиваю, что далеко не все, что можно оплатить или построить, сегодня играет на снижение аварийности. Никто, скажем, 80% вины водителей не исключает. И поэтому чем активней будет наша работа по воспитанию участников дорожного движения, тем меньше надо будет делать затрат на инфраструктуру и все остальное. Это никак не снимает задачу создания комфортных, безопасных условий на дороге, но в любом случае в этой ситуации нельзя опускать руки только из-за того, что финансовые средства ограничены.

— Год назад Президентом России были даны поручения Правительству о принятии дополнительных мер по снижению смертности от ДТП, затем Правительством утвержден соответствующий план мероприятий. Что удалось реализовать и какие трудности есть в решении задач, которые были поставлены перед министерствами?

— Наверное, здесь дело не в трудностях. Дело в том, что когда в Правительство пришло первое поручение по подготовке неотложных мер, то, по сути, именно слово «неотложные» было определяющим. В достаточно сжатый период времени было проанализировано большое поле проблем, и потом были выбраны те направления, которые не терпят отлагательств. Поэтому и появился план, который утвердил Председатель Правительства, куда вошли все варианты решения, связанные с нормативным или законодательным закреплением инициатив. Учитывая крайне сжатые сроки, не удалось вовремя нормативные документы подготовить, провести согласование, вынести их на рассмотрение Государственной Думы. За что, в общем-то, и критиковались руководители ряда федеральных органов. Но без этого плана было бы трудно готовить и президиум Госсовета. Потому что это стало своеобразной отправной точкой для его подготовки. Рабочая группа Государственного совета работала по намного большему спектру вопросов. И не все, может быть, вошло в материалы для президиума, но все вопросы вошли в материалы по его подготовке. Там был раскрыт очень широкий спектр проблем. И мне кажется, что работа, проделанная огромным коллективом, который готовил эти материалы, в том числе регионы, отдельные институты, организации, отдельные граждане, которые давали предложения, не пропадет, и эти материалы лягут в основу дальнейших действий.

— По итогам заседания Президиума какие первостепенные поручения Вы могли бы назвать? Что в первую очередь нужно выполнять и что, на Ваш взгляд, может дать более быстрый и действенный результат?

— Я бы не стал говорить, какие важные, а какие нет. Все поручения, которые Президентом подписаны, сконцентрировали внимание на самых-самых необходимых аспектах. Вместе с тем необходимы решения более широкого круга задач. Сейчас спектр проблем немножко сужен для того, чтобы была возможность не распыляться. Если посмотреть, то направленность этих поручений достаточно четко прорисовывает направления работы. Они связаны с законодательством и очень серьезно с воспитанием, формированием законопослушного поведения. В очередной раз внимание заострено на создании условий для обратной связи с населением, подключением гражданского общества к решению этих вопросов. Не только к контролю и, скажем так, обращениям, но и возможностям влиять на ситуацию. Поэтому здесь все больше и больше видна заинтересованность практически всех и каждого. И если идти по пути постепенной реализации не только поручений Президента, но и тех материалов, которые готовились в рабочей группе, то понятна сама стратегия. Более того, эти же поручения предусматривают разработку стратегии на среднесрочную перспективу. Впервые, кроме заранее подготовленных концепций первой и второй федеральных программ, будет готовиться документ стратегического планирования, который позволит еще раз посмотреть вперед и наметить ориентиры.

— А кто будет его готовить?

— Большая группа специалистов, но основным исполнителем Правительством определено МВД.

— То есть прежде всего вам.

— Да.

— VI Международный конгресс «Безопасность на дорогах ради безопасности жизни» посвящен роли гражданского общества в повышении безопасности дорожного движения. Почему выбрана именно эта тема? Какие вопросы, на Ваш взгляд, должны быть обязательно рассмотрены в рамках пленарного заседания?

— Я уже сказал о том, что, когда готовились материалы и поручения Президента, часть поручений и проблем были связаны с участием населения в решении задач обеспечения безопасности на дорогах. Поэтому было бы правильно и на очередном конгрессе обсудить, какие реальные проекты, какие практики в регионах, на уровне муниципальных образований, школ, вузов, других объединений граждан работают эффективно. Потому что хотим мы или не хотим, но все равно оценку состояния безопасности, кроме цифр, дают сегодня граждане, — насколько спокойно и безопасно они чувствуют себя на дорогах. Поэтому мы при обсуждении с организационным комитетом по подготовке конгресса пришли к выводу, что это сегодня достаточно интересно и заслуживает внимания. И, соответственно, когда предлагались и готовились круглые столы, мы отталкивались именно от этой тематики. Как можно посмотреть со всех точек зрения на участие общества в контроле за обеспечением безопасности движения. Потому что даже наш, может быть, небольшой опыт мониторинга ситуации в регионах показывает, что общество все больше и больше интересуется этими вопросами. Это же подтверждают опросы, которые проводятся на нашем сайте, на сайте МВД. Почти 60% людей говорят о том, что они небезучастны к проблемам безопасности на дорогах.

— А есть уже программа?

— Есть примерная программа проведения и самого пленарного заседания, и тематика круглых столов. Выбрано время и место проведения. Еще раз поддержана инициатива проведения в рамках конгресса выставки, связанной с творчеством всех, кто сегодня работает в сфере безопасности движения. На мой взгляд, программа этой выставки достаточно интересная. Будут не только созданы условия для обмена мнениями, но и представлен ряд новых интересных проектов в этой области.

— На пленарном заседании в основном выступят представители федеральных органов власти или там будет много общественности? Как вы планируете?

— Мы приглашаем к участию всех, не только федеральные, не только региональные власти, не только общественность. Мы приглашаем представителей научного сообщества, журналистов, всех, кто сегодня имеет, что сказать по этой тематике, и все в равной степени могут выступить.

— Один из видов вклада гражданского общества – борьба с опасным вождением, в том числе предоставление материалов о нарушителях. Как Вы считаете, позволит ли новая норма изменить порядок на дорогах?

— Инициатива эта исходила в основном от активной части нашего населения, а процедура обсуждения была достаточно длительная. На первом этапе была согласована позиция по терминологии, были учтены многочисленные замечания. Обсуждение продолжается даже сейчас, и, несмотря на то, что возражения к формулировкам все равно остались, все пришли к выводу, что надо с чего-то начинать. Нам, как правоприменителям, тем, кто контролирует условия движения, занимается профилактикой, введение нового понятия, я думаю, поможет. Немножко одернет, приостановит водителей от нарушений, с точки зрения того, что не нужно испытывать судьбу, для того чтобы получить какое-то новое наказание.

— Изменения в Правила дорожного движения с 8 июня уже действуют. Каким образом сейчас инспекторы ДПС работают с нарушителями?

— Дело в том, что термин «опасное вождение» сложен тем, в чем нас иногда упрекают, что он просто компилирует несколько видов правонарушений, за каждое из которых установлена отдельная ответственность. Но при обсуждении мы пришли к выводу, что вопрос не в суммарном сложении ряда правонарушений и их очередности, а именно в том, что это новый вид правонарушения. Поэтому к нему и будут подбираться соответствующие методы контроля и необходимые методики применения этой нормы.

— А когда, Вы думаете, утвердят санкции за это?

— Когда Государственная Дума примет поправки в Кодекс. Сейчас по поручению Игоря Ивановича Шувалова начинаем готовить предложения в законодательный акт, чтобы на осенней сессии эти изменения были рассмотрены новым составом Государственной Думы.

— Облегчит ли жизнь водителям оформление ДТП по европротоколу? Почему, на Ваш взгляд, участники дорожного движения очень редко пользуются такой возможностью? Что нужно, чтобы европротокол заработал?

— Проблема как раз в этом и заключается. Водители пока не видят облегчения в этом европротоколе, они пока видят только риски. И чем быстрее страховое сообщество начнет агитировать за использование этой возможности, насколько открыто будет общаться с гражданами по результатам рассмотрения европротокола, насколько, скажем так, обязательно будут выполняться условия выплат, которые закон предусматривает, тем быстрее будет это распространяться. Весь мир этим живет. И я не думаю, что Российская Федерация сегодня должна быть исключением. Вместе с тем механизм применения европротокола сегодня, на мой взгляд, достаточно сложен. Очень трудно убедить органы страхования выплатить деньги при самостоятельном оформлении ДТП. Поэтому эти риски, страхи, которые есть у участников движения, конечно, играют основную роль. Люди не хотят рисковать. Им гораздо проще набрать номер телефона «02» и вызвать сотрудника. И второе, что немаловажно. Для людей, попавших в ДТП, это, как правило, стрессовая ситуация, они теряются. И в этот момент недостаточно ясно понимают, что нужно сделать для того, чтобы правильно все зафиксировать.

— Да, у нас еще пока нет такой страховой культуры, как в других странах…

— Поэтому я за то, чтобы вопросы общей грамотности страхования были включены в первоначальное обучение в автошколах. Но нам, профессионалам, абсолютно понятен и еще один риск, который является зачастую определяющим. Одно из условий европротокола заключается в том, что участники ДТП должны согласиться, кто из них оказался неправ. И это самое сложное. Человеку трудно объективно оценить, сознаться в том, что он был неправ и поэтому поцарапал крыло или зацепил зеркало. Начинаются упреки, какие-то действия, которые затрудняют взаимопонимание. А это одно из условий оформления европротокола, когда стороны пришли к совместному решению.

— То есть нам сейчас нужно воспитывать детей, которые когда-то вырастут в грамотных участников дорожного движения?

— Детей, безусловно. Но я бы все-таки говорил, что здесь нужна хорошая пропаганда. А сегодня, по сути, этой грамотно выстроенной пропаганды, убеждения просто нет. Отсюда и происходят многие негативные вещи.

Но этот путь нам все равно нужно пройти, потому что мы как раз крайне заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее люди, во-первых, покидали проезжую часть, для того чтобы не создавали помехи другим; и во-вторых, для того чтобы они меньше тратили на это времени и сил. Мы прекрасно понимаем ситуацию, часто видим, насколько агрессивно друг с другом ведут себя участники ДТП. Поэтому чем быстрее придет осознание необходимости культурного решения проблемы на месте ДТП, тем быстрее сам климат, сама температура на дорогах станет другой. А пока человек в сложной ситуации, как правило, выбирает самый простой способ. Вызвать представителя закона, который все оформит, не создав дополнительных проблем.

— Да, как бы ни ругали инспектора, без инспектора никуда…

За 80 лет, конечно, сотрудник Госавтоинспекции очень изменился. Современный сотрудник Госавтоинспекции, какой он? Как на сегодняшний день обучается личный состав? Какие современные технические средства помогают инспектору на дороге? Чего не хватает?

— Вопрос совершенствования профессиональной подготовки был поднят еще в начале 2000-х. Мы первые из служб, где ранее работали сотрудники младшего начальствующего состава, перешли на комплектацию штатов исключительно офицерским составом. Это другой уровень образования и подготовки, другой уровень ответственности.

За последние годы очень изменилась и техническая оснащенность. Мы имеем опыт внедрения инновационных решений в сферу обеспечения безопасности дорожного движения. На сегодня мы уже не можем обходиться без высоких технологий. На службе у сотрудников Госавтоинспекции современные приборы. Они пользуются уникальным программным обеспечением. В настоящее время на территории нашей страны действуют более 6 тысяч стационарных и более 4 тысяч передвижных зон автоматического контроля соблюдения водителями Правил дорожного движения. Мы можем фиксировать нарушения скоростного режима, факты выезда на встречную полосу, проезда перекрестков на запрещающий сигнал светофора, несоблюдения требований дорожных знаков. Во многих регионах работают центры автоматизированной фиксации нарушений ПДД и управления дорожным движением. Ситуационно-аналитический центр позволяет нам отслеживать дорожно-транспортные происшествия на дорогах всех регионов страны.

Наши сотрудники работают по разным направлениям, и в зависимости от этих направлений уровень их знаний и компетенции может отличаться. Так, инспектор ДПС — это человек, который в течение своего рабочего времени осуществляет большое количество контактов, причем с разными социальными, возрастными группами граждан, с людьми, имеющими не самый благоприятный психоэмоциональный статус. Поэтому серьезное внимание нужно уделять его психологической подготовке. Он должен быть стрессоустойчив, уметь грамотно выстроить беседу, уйти от конфликта, быть выдержанным и вежливым. Ведь человек, сидящий за рулем, даже если он совершил какой-то проступок, еще ни в чем не виноват, пока его вина не доказана. Поэтому общение должно строиться с позитивных начал.

Кроме того, сотрудник ДПС должен быть физически и психологически готов вовремя и правильно среагировать на ситуацию, применить свои умения ездить, бегать, стрелять. Так, например, базовый для подготовки сотрудников Госавтоинспекции Орловский юридический институт МВД России им. В.В. Лукьянова имеет полигон для отработки и закрепления этих навыков в условиях, приближенных к реальности.

Если говорить о специалистах наших подразделений пропаганды, то, конечно, здесь работают люди, умеющие нестандартно, творчески мыслить, владеют словом и способны увлечь аудиторию.

Что касается экзаменационных подразделений, которые подвергаются критике в последнее время, то для них мы впервые подготовили собственные квалификационные требования. Работающие там сотрудники должны быть терпеливыми и уравновешенными, являться грамотными преподавателями и уметь аргументированно объяснить основания для принятых ими решений, указать ошибки. Свою квалификацию они должны будут через определенное время подтверждать. Тем более что программы обучения и сдачи экзаменов по вождению изменились, стали жестче. Поэтому и сами мы должны подстроиться под эту более жесткую систему. Если сегодня общество предъявляет нам высокие требования, то и мы должны более серьезно относиться к своей подготовленности.

Чего не хватает нашим сотрудникам? Здесь однозначного ответа нет и, наверное, не будет. У нас слишком много направлений деятельности, слишком они разнообразны. Тот, кто работает сегодня инспектором дорожно-патрульной службы, даже в этом качестве, может заниматься оформлением ДТП, может служить в подразделениях по обеспечению беспрепятственного проезда или оперативного реагирования. У нас ведь есть и сотрудники дорожного надзора, технического надзора, пропаганды, работники МРЭО. Люди, которые сегодня занимаются информационным обеспечением. И для каждой этой сферы, для каждой категории этих работников, безусловно, есть свои приоритеты.

«STOP-газета»


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё об автомобилях, дорогах и автотранпорте
Оставить ответ

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: